Чего боится Линдси Вонн?

08.07.2013

Линдси Вонн рассказала корреспонденту The Wall Street Journal о том, какое место в ее жизни занимает риск:

«Риск — это моя работа. Чтобы быть лучшей в мире лыжных гонок, я подвергаю себя опасности каждый день. Мне приходится оценивать риск каждого состязания и решать для себя будет ли оно для меня сложным препятствием, которое приведет меня в больницу, или эта гонка позволит мне стать самой быстрой в мире. Сложные тренировки в тренажерном зале помогают мне становиться сильнее — я могу быть спокойнее и уверенней в себе при встрече с рисками. Я верю, что мое тело может выдержать все нагрузки, которым я его подвергаю.

Публичность моей жизни в целом и моей личной жизни в частности (отношения с Тайгером Вудсом) пугает меня гораздо больше — я не могу контролировать мнения людей, которые меня окружают. Общественное мнение не должно меня сильно волновать, но, к сожалению, оно имеет достаточно сильное для меня значение. Мы с Тайгером решили, что для нас лучше всего будет сохранять наши отношения открытыми для публики, как бы сложно это ни было. Мы верим: счастье — это самое важное в жизни.

Тем не менее, рисковать на горнолыжных гонках импонирует мне гораздо больше.»

Источник: The Wall Street Journal
Темы:
Назад к списку

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Горнолыжный шлем сегодня — это норма для любого горнолыжника. Но «ветераны» скажут, что еще 10 лет назад шлем был скорее исключением из правил. Шапочки-петушки встречались куда чаще на головах не только отдыхающих, но и спортсменов. Принятие общественностью необходимости ношения шлемов связано с увеличением количества трагических случаев на склонах. Продажи шлемов взлетели в начале 1998 года после того, как с разницей в 6 дней погибли, катаясь на горных лыжах, Майкл Кеннеди (племянник президента Джона Кеннеди) и Сонни Боно (музыкант, известный по дуэту со своей женой Шер).